Лексикон|Архив|Трудности|Этимология|Скажите|Конкурс|Вернисаж|Авторы|Контакт


ВО ВСЮ ИВАНОВСКУЮ
(версия В.Мокиенко)

Предисловие: В прошлом, июльском, номере "Лексикона" была рассмотрена версия Вл.Муравьева, на протяжении многих лет считающаяся неоспоримой. Посмотрим, что скажет В.Мокиенко, один из самых, на мой взгляд, сильных российских лингвистов.
Принимая во внимание ненаучный характер моего журнала, я сочла
нужным сократить блестящую статью Валерия Михайловича Мокиенко, убрав из нее детальный анализ каждого тезиса, с тем чтобы не утомлять и не перегружать информацией читателя. Если же кто-либо заинтересуется полной версией происхождения этого выражения, а также многих, многих других в изложении замечательного лингвиста, советую приобрести его книги, коих немало, но каждая из них - сокровище. Е.Н.


"Неоспоримая" достоверность фактов, излагаемых по поводу оборота во всю ивановскую, имеет магическую силу. Вот уже более ста лет в этом "историческом" объяснении не сомневаются ни языковеды, ни этнографы, ни историки. Правда, связывая оборот с историей Кремля, некоторые толкователи предпочитают не "колокольную", а "площадную" версию. На Ивановской площади, по рассказам многих популяризаторов русской фразеологии, дьяки громко, во всеуслышание оглашали царские указы. Такие рассказы также нередко уснащаются весьма любопытными подробностями. Вот еще одна зарисовка средневекового московского быта и в какой-то мере новый семантический поворот в истории нашего выражения: "Иногда здесь (На Ивановской площади - В. М.) наказывались дьяки за взятки и лихоимство; наказание это состояло в том, что их выставляли на позор, обвешанных украденными вещами: мехами, соленой рыбой и проч.; а в иных случаях еще били их нещадно кнутами и батогами, отчего они кричали во всю Ивановскую площадь" (Ермаков 1894, 25).

Итак, не сомневаясь в конкретно-исторической привязке к Ивану Великому или Ивановской площади, толкователи оборота предлагают три объяснения его исходного смысла:
 - звонить во всю Ивановскую колокольную фамилию;
- громко кричать во всю Ивановскую площадь, оглашая царские указы;
- громко вопить во всю Ивановскую площадь, подвергаясь телесным наказаниям. 

Все они основаны на убеждении, что первичное значение было обязательно "слуховым", т. е. характеризовало громкость звучания. Однако, кроме громкости крика, оборот во всю ивановскую уже давно характеризует мощный храп или крепкий сон: "Девка тут же сидит и храпит во всю ивановскую" (И. С. Тургенев, Уездный лекарь); "Не войду, некогда! Спит во всю ивановскую" (Ф. М. Достоевский, Преступление и наказание).

В словарях зарегистрированы и такие употребления, которые весьма далеки от звуковой ассоциации. "Фразеологический словарь русского языка" под редакцией А. И. Молоткова совершенно объективно выделяет для подобных случаев особое значение очень быстро, со всей силой и т. п.: "- Эй, извозчик, вези прямо к обер-полицмейстеру! Ковалев сел в дрожки и только покрикивал извозчику: "Валяй во всю ивановскую!" (Н. В. Гоголь, Нос). В русской литературе можно найти еще больший "отрыв" выражения во всю ивановскую от колокольного звона или думных дьяков, зачитывающих царские указы: "Во всю ивановскую трачу деньги, которые получил за своего "Иванова" (А. П. Чехов) и т.д.
...Наблюдения над сочетаемостью во фразеологии во многом тождественны наблюдениям над семантикой. В нашем случае это особенно очевидно. Ведь если признать, что уже в момент рождения оборота во всю ивановскую он мог сочетаться и с глаголами движения, и с глаголами храпеть или спать, и с другими, то традиционная версия о связи его с колокольным звоном или громким оглашением указов оказывается под угрозой. Это означает, что искони наш оборот просто обозначал интенсивность, высшую степень проявления какого-нибудь действия, а потому с конкретным звоном или криком на конкретной московской площади не имеет ничего общего.Чем ближе хронологически к истокам оборота во всю ивановскую, тем дальше от "площадной" мотивировки, которая ему приписывается. Ведь если кричать во всю площадь (или звонить во все колокола) еще кажется вполне логичным, то храпеть во всю площадь, а тем более гонять, работать или скакать на лошади во всю площадь выглядит весьма причудливо, если не сказать абсурдно.

...Языковой материал дает основания предположить, что выражение о "всей ивановской" � не "индивидуально-историческое" словосочетание, отразившее московскую реалию, а всего лишь один из осколков фразеологической модели с интенсифицирующим значением. В этом случае ивановская -  определение не к существительным площадь или колокольня, а к словам мочь, сила или силушка... Таким образом, мы вплотную приближается к разгадке прилагательного "ивановский". "В то же мгновение свита Катерины Львовны взлетела ей на голову и по ее спине, закрытой одною суровою рубашкою, загулял во всю мужичью мочь толстый конец вдвое свитой веревки" (Н. С. Лесков, Леди Макбет Мценского уезда). Во всю мужичью мочь � это уже лексический вариант оборота, со�циально определяющий нашего Ивана...

 "Стало в третий раз смеркаться. Надо младшему сбираться; Он и усом не ведет, На печи в углу поет Изо всей дурацкой мочи: "Распрекрасные вы очи!". Речь идет об Иванушке-дурачке из сказки П. П. Ершова "Конек-горбунок".... В том, что именно Иванушка-дурачок вошел в нашу поговорку, нет ничего удивительного: это самый любимый персонаж русского фольклора. Несть числа различного рода Иванам в русских сказках: Иван-царевич, Иван-Горох, Иван Зорькин, Иван Медвежье Ухо, Иван Сучич, Иван Сторожевич, Иван Бурлак, Иван - Белая Епанча, Ивашка - Белая Рубашка... И везде это народный герой, отличающийся ловкостью, добротой, простодушием с некоторой долей лукавства. Заглянув в русские сказки, мы тут же убедимся, что именно Иванушка-дурачок совершает там все действия, запечатленные во фразеологизме во всю ивановскую: он своей мощью побеждает самых сильных и коварных врагов, стремительно переносится через горы и долы, молодецким криком заставляет клониться к земле травы и леса.

Например, в сказке  "Об Иване-богатыре, крестьянском сыне" герой испытывает свою силу тем, что, воткнув кол посреди огорода, поворачивает им всю деревню, отрывает рукой железную дверь.  В той же сказке Иван-крестьянский сын показывает и полную мочь своего голоса, ибо в чистом поле "кричит своим богатырским голосом: "Гей-ты, сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мной, как лист перед травой!"  Да и храпят сказочные Иваны именно во всю ивановскую, подтверждая тем самым, что совесть у них чиста, а душа спокойна.

Прилагательное ивановский, следовательно, первоначально относилось не к площади или колокольне Ивана Великого, но к герою русского фольклора � Иванушке-дурачку....Как видим, лингвистический анализ привел нас к выводу об исконности выражения о всей ивановской, хотя это - иная исконность, чем утверждалось ранее.......
Для знатока русской народной словесности А. Н. Афанасьева, как и для многих русских людей, этот сказочный герой - олицетворение нравственного начала нашего народа. Жить во всю ивановскую � это и биться с заклятым врагом в чистом поле, и щедро делиться с друзьями последней рубашкой, и мчаться по первому зову на помощь своей любимой, махнув рукой на все, чему придают большое значение "умные", здравомыслящие старшие братья.

Во всю ивановскую - яркая национальная метка, оставленная фольклором в нашем языке. Это своеобразный фразеологический символ того, что у нас принято называть русской душой, русским духом или широкой русской натурой.
 (Из книги В.Мокиенко  "Образы русской речи", изд-во Ленинградского университета, 1986 г.)


Другие публикации можно найти в Архиве "Лексикона".
 

 � Copyright 2006 MS School ~ Chicago, Illinois ~  www.lexicon555.com